Русский гамбит

Русский гамбит

В 13 лет она увлеклась тхэквондо, к 16 получила черный пояс и ее "продали"турецкой сборной, в 20 лет она покорила Европу. Сейчас ей 30, у нее семья, двое сыновей и свой бизнес .
В 1993 году в спортзал пауэрлифтинга Ульяновска, где занимались молодые девчонки, пришел тренер по тхэквондо. В числе рекрутируемых в не самый женский вид спорта оказалась 13-летняя Олеся Соколова. "Тхэквондо мне понравилось своей зрелищностью", - сидя в одном из московских кафе, вспоминает Олеся. С тех пор единоборства на долгие 10 лет стали ее вторым "я", а спортивная карьера шла только в гору.
Выступая на всероссийских и международных юношеских турнирах в самом легком весе (до 45 кг), она неизменно оказывалась в числе призеров, чем заставила обратить на себя внимание зарубежных специалистов.
- В то время были предложения уехать в Прибалтику, в Турцию, - помешивая сахар в чашке с горячим кофе, говорит Олеся.
Как только ей стукнуло 16 и она получила паспорт, тренер поставил перед ней единственный выбор - "куда хочешь ехать", сам факт отъезда уже был решен. "Он меня продал за деньги, за сколько - не знаю, мне это неинтересно. Да и родители сразу согласились, понимая, что здесь, в России, ничего хорошего не будет", - без особой грусти комментирует обстановку 90-х гг. обладательница черного пояса. Так, заключив первый контракт на 3 года с турецкой Федерацией тхэквондо, Олеся Карпенко прописалась в Измире и стала единственной русской в составе сборной Турции.
Как ни странно, стоять под чужим флагом и слушать чужой гимн ей пришлось нечасто. Выиграв свой первый же чемпионат этой страны в 1998 году, она превратила это в привычку - иначе зачем держать в команде легионера. С 2001 года на внутритурецкие соревнования ее уже не ставили. "Да и не люблю я официальные чемпионаты. Там допуски, больше защиты (в экипировке). Мне нравится максимальная открытость", - делится Олеся. Другое дело - призовые международные турниры. Они главный источник дохода профессионального спортсмена.
Из десятков своих турниров вспоминает те, где победы доставались ей ценой своего здоровья. К примеру, в Пекине, где она выступала уже в ранге чемпионки Европы, финальный бой с кореянкой завершился обоюдным ударом. У турецкой россиянки - тройной перелом челюсти и победа, у соперницы - два сломанных ребра и поражение. Самая, страшная травма, по словам Олеси, - разбитые "в крошки" обе коленные чашечки в 1/4 финала на турнире в Турции. "Призовой фонд за первое место был 10 тыс. долл. и нужно было побеждать, а впереди еще два боя, - говорит Соколова. - Тогда я выиграла на заморозке и восстанавливалась четыре месяца - мои коленки по осколкам собирали немецкие врачи". Однако страдать приходилось и ее соперницам. В Корее, где нашей соотечественнице подарили именной пояс и катану (длинный меч для показательных выступлений), своей противнице ударом пяткой она сломала височную кость. Та, к счастью, выжила. "За что платят зрители - чтобы было жестоко и красиво", -рассуждает Олеся. - Ну, скучно же иначе". Она и сейчас ходит по улице без всякой опаски даже ночью. Правда, говорит, что в уличной драке принципиально не бьет между ног. Имея 90% нокаутов в свои лучшие спортивные годы, она признается, что проигрывала "раза 4 - 5", а дважды - "за деньги - по 5 тыс. долл., но только по очкам и только когда "просили".
Сейчас Олеся – директор торговой фирмы. Продукция компании включает оконную фурнитуру, врезные замки для межкомнатных дверей, проветриватели и автоматику для окон. Один из поставщиков – интернет-магазин PlastMarket, осуществляющий доставку фурнитуры Maco, Vorne, профиля Ventana по Украине с гарантией. По мнению экспертов сегмент оконной фурнитуры является одним из наиболее быстро растущих на рынке, поэтому Олеся уверена, что ее предприятие ждет успех.
- Меня списали по травмам в 22 года, - допивая остывший кофе, говорит чемпионка Турции, Европы и стран Востока. - Профессиональный спорт - это не здоровье. Это 100-процентная инвалидность, которая у нас в России никем не оплачивается. Когда ты в расцвете сил - к тебе внимание, потом, когда тебя добили, - о тебе все забыли. Поэтому я и уехала в Турцию. Турки до сих пор присылают мне пенсию 200 долларов в месяц.

Голосов пока нет