Московские самураи

Московские самураи

Вадим Кузенков и Александр Стребков увлеклись средневековым японским фехтованием кен-дзюцу. Последователей этого искусства самурайского боя на мечах в России можно пересчитать по пальцам.
Кен-дзюцу зародилось среди японских самураев в пятнадцатом веке. Постепенно это искусство стало забываться, а к середине прошлого века практически кануло в лету. Во всем мире осталось всего несколько человек, владеющих мастерством самурайского боя с мечом. Один из таких людей японец Ватанаба, переживавший, что не сумет передать основы мастерства потомкам: ведь японская молодежь больше интересуется бейсболом, чем древним боевым искусством. Однако кен-дзюцу неожиданно получило второе рождение, причем не где-нибудь, а в России.
Русский парень Игорь Переверзев приехал к сенсею Ватанабе и попросил научить его основам фехтования. Сейчас Переверзев стал настоящим мастером, владеющим даже техникой бесконтактного боя. Не дотрагиваясь до противника, он может сделать так, что у человека подкашиваются ноги, и он становится беспомощным. После знакомства с мастером Игорем японским фехтованием увлекся и наш земляк Вадим Кузенков. Чуть позже он «заразил» этим боевым искусством своего друга Александра Стребкова.
Я не фанат японской культуры, я фанат красоты, говорит Вадим Кузенков. Поэтому мы с другом и занимаемся организацией свадьб. Наше свадебное агентство разрабатывает и организовывает необычные и эксклюзивные свадьбы. С помощью Александра, Вадим демонстрирует одну из основных стоек сангаку. Александр широко расставил ноги, спина прямая, голова повернута вбок. Параллельно телу боец держит в руках бамбуковый меч фукуру-синай. Вадим изо всех сил пытается сдвинуть партнера с места, но у него ничего не получается. В такой позе человек неуязвим, объясняет Вадим, но стоит Саше опустить под другим углом голову и вот, пожалуйста! Александр как в замедленной съемке падает на татами.
Чтобы научиться правильно даже не двигаться, а просто стоять в кен-дзюцу, требуются годы упорных тренировок. Новичку учеба может показаться скучноватой, поэтому Вадим Кузенков уверен, что массовым видом спорта кен-дзюцу не станет никогда. Всего в кен-дзюцу десять степеней мастерства, Вадим Кузенков имеет пятую. Если перевести на «человеческий» язык, это значит, что я поступил на первый курс университета, правда, не простого, а «крутого», смеется Вадим.
Ритуал ведения боя Александр и Вадим соблюдают неукоснительно. Сначала надевается костюм самурая: белое кимоно и черные широкие брюки хакама. Бытует мнение, что широкие штаны до пят самураи надевали, чтобы отвлечь противника. В закрытой одежде трудно следить за движениями. Потом друзья становятся в метре друг от друга: рука с оружием поднята вверх. Одновременно с шагом вперед пересекаются и «вражеские» мечи. Так отрабатывается прямой удар.
Поначалу друзья испытывали трудности с экипировкой. Если кимоно достать не проблема, то настоящий самурайский меч найти непросто. Покупать готовые мечи слишком дорого, объясняет Александр Стребков, мы с Вадимом приспособились делать их самостоятельно. Покупаем бамбук, расщепляем его примерно на шесть частей, потом обвязываем мягкой кожей. Получается сносно и даже нарядно.
Расщепляется бамбук для того, чтобы при ударах не покалечить партнера. А вот деревянный меч делается из крепких пород. Таким можно колотить даже по камню или железу ни за что не сломается. Сейчас Вадим и Александр осваивают одну из техник кен-дзюцу синкагэ-рю. По-русски это означает «как тень», объясняет Вадим, беря в руки фукуру-синай и превращаясь на глазах из обычного человека в самурая. Движения противника повторяются как в зеркале, тем самым отвлекая его. Пока человек оценивает ситуацию, я использую его инерцию в нужном мне векторе. Минимум усилий максимум действия!
Владение фехтованием научило Вадима и Сашу спокойному общению с людьми любого ранга и привычкой думать, прежде чем делать. В конце концов, суть любого восточного единоборства не в том, чтобы махать руками и ногами, а духовное развитие, говорит Александр Стребков. Приятно сознавать свою силу, свое владение и телом, и духом, подытоживает Вадим Кузенков. Хотя после семи лет обучения я знаю, что еще ничего не знаю!

Ваша оценка: Нет Средняя: 10 (1 голос)