«Бесстрашный» - история фильма

«Бесстрашный» - история фильма

"Легенда о кулаке" - это один из лучших фильмов Джета Ли. Позже он признавался, что именно эта лента стала для него импульсом, подтолкнувшим его начать работу над фильмом «Бесстрашный», который рассказывал о знаменитом мастере боевых искусств Хуо Юань Чжиа.
В начале нового века Джет Ли совместно с продюсером Биллом Конгом начал работать со сценаристами и по кирпичикам складывать сцены, в которых переплетались реальность и вымысел. Постепенно идея трансформировалась в сюжет. По словам Ли, на проекте сменилось 10 кинодраматургов. Единственное, что Ли очень хорошо представлял себе еще до начала работы над фильмом, - это хореография поединков. Он заранее договорился с ветераном-постановщиком восточных единоборств Юэнь Во Пином о том, что техника боев должна отражать перемены во взглядах героя на мир. "Мне хотелось, чтобы поединки были не вставными номерами между основными сценами, которые двигают сюжет, а неотъемлемой частью пути, по которому идет герой", - говорит Ли.
"Продюсер Билл Конг показал мне сценарий, который он разрабатывал вместе с Джетом Ли, - вспоминает постановщик картины Ронни Ю. - Это была история о китайском чемпионе Хуо Юань Чжиа. Вначале я не мог понять, зачем он берется за этот проект. Да, в фильме будет много интересных поединков, а Хуо Юань Чжиа был легендарной фигурой, но я не ощущал в замысле той изюминки, которая сделала бы его интересным для современных зрителей. Переломным моментом для меня стала встреча с Джетом Ли. Он сказал мне, что в Китае ежегодно совершается 280 тысяч самоубийств, потому что молодежь разучилась верить в себя и свои возможности. Хуо Юань Чжиа - герой, который нужен молодому поколению, потому что его история помогает понять мир и поверить в себя. Он помог китайцам почувствовать, что такое спортивная честь, и в тяжелые времена поднял национальный дух".
На роли оппонентов Хуо Юань Чжиа Ли пригласил известных спортсменов и каскадеров - немецкого мастера боевых искусств Брэндона Ри, американского мастера восточных единоборств и опытного трюкача Энтони Де Лонгиса, австралийского "человека-танка" Нэйтана Джонса и американского чемпиона по кикбоксингу Жан-Клода Лейера.
Сьемки проходили в обстановке, максимально приближенной к боевой. Ри, например, потребовал, чтобы его боевая пика "мао" была оснащена острым волнистым лезвием, как и полагается в настоящем бою (в средневековой Европе, кстати сказать, волнистые лезвия были запрещены специальной папской буллой, поскольку раны, наносимые ими, были слишком мучительными). Прежде чем пойти навстречу Ри, постановщик боевой хореографии Юэнь Во Пин тщательно проверил, сможет ли он гарантировать безопасность партнеров: в качестве доказательства немецкий спортсмен несколько раз с точностью до сантиметра поразил мишени, находившиеся от него на расстоянии трех метров. Позже он признавался, что сьемки были очень тяжелыми: однажды во время сьемок очередного дубля он даже потерял сознание от жары...
Нэйтан Джонс столкнулся с другими проблемами. Приехав на сьемки в Китай, австралийский гигант обнаружил, что китайская мебель слишком мала; для того, чтобы он мог нормально отдыхать, пришлось сдвинуть три кровати, которые едва поместились в номере. Персонал отеля приходил смотреть на трапезы Джонса, который для поддержания формы килограммами поглощал белковую пищу и ежечасно выпивал по литру минеральной воды. Габариты Джонса с трудом вписывались не только в китайский быт, но и в съемочный процесс: один раз этот гигант, не соразмерив свои силы, так отшвырнул партнера-каскадера, что тот попал в больницу с трещиной ребра. В другой раз сам Джонс, неудачно приземлившись, едва не выбил себе передние зубы, однако отказался отправиться в больницу и продолжал сниматься. А в перерывах между дублями он, чтобы не сидеть без дела, отжимался по 150-200 раз.
Когда снимался поединок между героями Джета Ли и Энтони Де Лонгиса, Юэнь Во Пин не рискнул использовать в этом эпизоде настоящие мечи: актеры получили их деревянные копии. В первом же дубле оба меча сломались. К счастью, Юэнь Во Пин знал, с кем имеет дело: у него в запасе было несколько дюжин бутафорских мечей, неотличимых от настоящих. К концу сьемочно-го дня почти все они были сломаны, зато после завершения сьемок Де Лон-гис подарил Ли настоящий испанский боевой меч.
Самоотверженность проявили не только крутые парни, но и представительницы прекрасного пола. Актрисе Бетти Сун пришлось сниматься босиком в сцене на рисовом поле - точнее, на болоте, кишащем пиявками. Вначале она пыталась обернуть ноги целлофаном, но оказалось, что это заметно на пленке, и ей пришлось голыми ногами шлепать по грязи...
Забавный курьез произошел с японским актером Шидо Накамурой. По сюжету его герой говорит на китайском языке. Накамура китайским не владеет, но для режиссера это было несущественно: зная, что будет его переозвучивать, он попросил актера заучить реплики фонетически, чтобы на пленке его губы двигались соответствующим образом. Однако Накамура как истинный театральный актер решил изучить китайский язык, чтобы по-настоящему погрузиться в роль. Он начал смотреть передачи на шанхайском телеканале, чтобы прочувствовать ритм и интонации китайской речи. Каково же было его огорчение, когда выяснилось, что он учит не тот язык! Передачи шли на кантонском наречии, а герои фильма говорят на классическом мандаринском диалекте.
Кинематографистам порой приходилось вносить коррективы в свою работу из-за того, что китайские этические нормы не всегда совпадают с европейскими. Однажды, например, Джет Ли наложил вето на некоторые удары, которые кажутся совершенно естественными для китайского бойца, но могут показаться оскорбительными для западного зрителя, - имеются в виду пощечины или удары затылком. Возможно, стремление Ли угодить "и нашим и вашим" привело к кое-каким потерям, но тем не менее ему удалось снять фильм, который одинаково интересен и для восточного, и для западного зрителя.
Первые сцены картины разворачиваются в 1910 году: Хуо Юань Чжиа побеждает трех борцов (Жан-Клод Лейер, Де Лонгис, Ри) в турнире, за которым затаив дыхание следит весь Китай, и готовится к главному, самому важному поединку - с японским чемпионом Танакой (Шидо Накамура). Накануне боя перед ним проходит вся его жизнь.
...Отец запрещает юному Юань Чжиа посещать спортивную секцию и заниматься восточными единоборствами, такими как вин чун кунг фу, но мальчик оказывается упорным. Он изучает боевые искусства тайком, потому что намерен стать лучшим бойцом в Китае по единоборствам и открыть школу самозащиты, самообороны. Двадцать лет спустя Хуо Юань Чжиа появляется в городе Тяньчжинь в Северном Китае, где одерживает одну победу за другой. Его лучший друг Нон (Дон Йон) пытается уговорить Хуо Юань Чжиа сбавить темп, но тот снова и снова выходит на ринг и жестоко расправляется с соперниками - ломает им руки, разбивает коленные чашечки, проламывает головы. И вот уже вместо друзей его окружают прихлебатели, а деньги, заработанные в боях, тратятся на спиртное и развлечения. Встретив в чайном домике почтенного мастера восточных единоборств Кина, Хуо Юань Чжиа, обуреваемый тщеславием, требует, чтобы тот немедленно вступил с ним в поединок; в итоге они вместе разносят этот домик в щепки. Хуо Юань Чжиа наносит сопернику смертельный удар, однако ему приходится заплатить страшную цену за эту победу: ученики Кина в отместку убивают всю семью героя. Терзаемый чувством вины, Хуо Юань Чжиа бежит из Тяньчжиня и скрывается в Юго-Восточной Азии среди крестьян, выращивающих рис. Там он знакомится со слепой девушкой Мун (Бетти Сун), которая помогает ему понять, что смысл жизни не в разрушении, а в созидании. В конце концов, Хуо Юань Чжиа возвращается на север совершенно другим человеком. Он держит путь в Шанхай, оккупированный иностранными державами, а его цель - показать своему народу истинный путь к просветлению и прозрению.
Меняющийся стиль боя Хуо Юань Чжиа в ((Бесстрашном" становится символом перемен в его мировоззрении. Если в начале спортивной карьеры он дерется, как дикарь, выплескивая на соперников ярость и презрение, то в конце жизни его движения становятся плавными, скользящими, грациозными. Это уже не столько драка, сколько танец, бойцом теперь движет не столько желание победить, сколько стремление насладиться совершенством искусства кунг-фу.
Ли хотел, чтобы в "Бесстрашном" были представлены все популярные стили единоборств. Из-за этого фильм получился слишком длинным -первоначальная версия шла около двух с половиной часов. Продюсеры потребовали от Джета Ли, чтобы он сделал существенные сокращения, и в итоге из ленты были полностью изъяты сюжетные линии, связанные с таиландским бойцом, которого играл известный таиландский кикбоксер Сомлук Камсинг, и женским персонажем в исполнении Мишель Йео.
Поклонники Йео были в ярости, когда узнали, что все сцены с участием их любимицы остались на полу монтажной комнаты: фанатские сайты в Интернете кипели негодованием. А в начале 2006 года Ли начали критиковать и на страницах официальной прессы, - правда, на сей раз недовольство выразили не фаны, а потомки героя: правнук Хуо Юань Чжиа, Хуо Зичжен был возмущен тем, что авторы вольно обошлись с историей: "Прежде чем снимать кино о Хуо Юань Чжиа, нужно было хотя бы из приличия проконсультироваться с его родственниками. В фильме показано, что вся семья Хуо Юань Чжиа погибла и у него не осталось наследников. На самом деле у него семеро внуков и одиннадцать правнуков. Кроме того, в начале картины Хуо Юань Чжиа предстает в чрезвычайно непривлекательном свете, что не имеет под собой никаких реальных оснований. Мы понимаем, что авторы художественного произведения имеют право на художественный вымысел, но вымысел не должен выходить за пределы определенных этических границ. Мы требуем извинений от студии".
Извинений не последовало. В марте 2006 года Хуо Зичжен подал в суд на авторов, требуя, чтобы в титрах было указано, что они вольно обошлись с реальными фактами. Но Ли считает, что имеет полное право на поэтические вольности, поскольку достоверной информации о Хуо Юань Чжиа практически нет.
"Нам хотелось рассказать о человеке, который переосмысливает свою судьбу и свой путь в восточном мире, стремительно изменяющемся под натиском Запада, - говорит Ли. - В фильме нет традиционного деления на героев и злодеев, потому что в душе Хуо Юань Чжиа живет и плохой, и хороший парень. Такой подход для меня гораздо интереснее. Мне хотелось взглянуть не на Хуо Юань Чжиа-героя, а на Хуо Юань Чжиа-человека, понявшего в конце концов, что восточные единоборства - это не столько физическое, сколько духовное воспитание. Китайские иероглифы, создающие словосочетание "восточные единоборства", по отдельности означают слова "остановить" и "война". Это наука о том, как жить в мире с самим собой и окружающей действительностью. Это учение о мире".

Ваша оценка: Нет Средняя: 10 (2 голоса)